Дислексия. Часть 2

06 февраль 2020

Так что же делать?

Первый логичный шаг - предупреждение и ранняя диагностика.

Нейропсихологическая диагностика 5-летнего ребенка поможет увидеть зоны риска и поможет составить план занятий со специалистами. Это могут быть как логопедические, нейропсихологические, так и физиотерапевтические занятия.

Очень важно пройти такую диагностику до школы и иметь в запасе несколько лет для предотвращения большинства трудностей в школе. Это происходит за счет акцента в коррекции на упражнениях, заданиях и играх на тех зонах, которые развиваются уже сейчас дефицитарно, то есть будут обеднять развитие всех вышестоящих функций. Если ребенок уже школьник, и его трудности стабильны или даже увеличиваются, то первый шаг – признать их наличие. Затем, необходима также нейродиагностика. Ее можно пройти и в возрасте 9-10 лет, и даже в 35, если нужно. Но чем раньше – тем лучше.

Далее, ребенку требуется нейрокоррекция. Под него подбирается программа, определяется вектор развития и план занятий на ближайшее время.

Дети, которые занимаются дома изучением языка, имеют меньше рисков. Среди доступных домашних игр могут быть:

• Игры в слова

• Запоминание стихов

• Загадки 

• Потешки, пословицы, поговорки

• Детские песенки. Петь готовые и придумывать свои

• Развитие фонематического слуха – игры с шумами вокруг, с образованием новых смешных слов, рифм, поиск звука в слове

• Поиск определенной буквы среди многих других

• Рисование, лепка, складывание всех букв алфавита, проработка образа буквы на рисунке, подбор аналогий к ней, слов на эту букву, предметов, которые на нее похожи, поз и положения тела в пространстве, подобное букве

• Игры со зрительным восприятием – учить ребенка отличать похожих между собой животных/птиц/рыб/деревьев/мебели/транспорта/листьев и т.д.

• Тренировка усидчивости и внимания в долгих, монотонных играх и многое другое.

Сколько требуется времени?

Сказать однозначно сложно. Некоторые дети ставят целью «выйти на 3», и это может занять полгода. В некоторых случаях 1,5-2 года. Многие занимаются с нейропсихологом паралелльно всю начальную школу. Но, поскольку причины дислексии абсолютно разные, от генетики и аномалий развития мозга до грубого нарушения эмоционального компонента. 100% результат пообещать сложно.

Во взрослом возрасте также занимаются коррекцией. Но тогда мы уже будет работать с созревшими, контролирующими функциями мозга. С его лобными долями. Учиться управлять задачами от самых мелких ко все более сложным. Этот принцип коррекции существует всегда.

О чем еще нужно знать?

Важно не забывать о родительском поведении в жизни ребенка с дислексией/дисграфией. Выше я уже обозначала проблему, которая «плюсуется сверху» на имеющиеся трудности ребенка – эмоциональный компонент.

Когда вы изначально осознаете, что вы в каком-то деле справляетесь хуже других, заниматься этим делом вам не хочется. А дети, которые из раза в раз пытаются, трудятся, преодолевают, страдают, но не добиваются желаемого – становятся очень чувствительными и даже агрессивными. Если педагог, школьный учитель не понимает природы таких нарушений, то порой встречается «прилюдная казнь» - публично в классе ребенка высмеивают за одни и те же «глупые» ошибки. К сожалению, с унижением от учителей ребенок может столкнуться не реже, чем с издевками одноклассников.

Вот почему родительская поддержка – самый важный пункт в коррекции. На нейродиагностике одной из главных моих целей я ставлю объяснение родителям системы развития этих навыков, убеждение в том, что ребенок не дурак, бездарь или «непроходимый лентяй», а того, что его трудности реальны. Мне кажется очень важным донести до родителя, что он (родитель) не виноват. И ребенок тоже не виноват. Так сложилась ситуация, и здесь нужно начинать работать.

Самим родителям тоже нужна поддержка и уверенность. Тогда и ребенка поддерживать легче, ведь путь коррекции дислексии не такой простой и быстрый, но всегда дает свой положительный результат.

Будьте внимательны и только успехов вам!

Спасибо, что дочитали до конца и потренировали внимание).

Детский нейропсихолог, Анна Полищук.